Живопись Ирины Хабибовой рассказывает историю путешествий души, не утратившей способности удивляться. Вначале это душа маленького Гостя, завороженного огромными пленительными маками. В мерцающей тишине они вырываются из-под земли, одурманивают шепотом, заманивают. Душа взрослеет вместе со сказкой, обретает тепло прикосновения «Надежды». Отстраненное и внимательное всматривание в лица становится следующей стадией в художественном познании.

Стилистика произведений Ирины Хабибовой вариативна. Реалистически убедительны натюрморты. В них материальной выразительностью характеризуется каждый предмет. В работах цикла «Вера-Надежда-Любовь» сочетание локально понятого цвета с пластикой лиц и кистей рук, отличающихся тонкостью светотеневой моделировки, создает увлекательную интригу. 

 
Array

Оптическая игра: объем или плоскость, нюансы оттенков или цветовая заливка в пределах контура – провоцируют перцептивную активность зрителя.Символическая наполненность этих картин вызывает ассоциации со средневековым искусством и произведениями мастеров Северного Возрождения, а сопоставление красных и зеленых оттенков с французской живописью от Делакруа до Матисса. Еще одна проблема, озвученная в работах Ирины Хабибовой, – значение орнамента. Драгоценная паутина его переплетений перестает совпадать с формой и получает собственную жизнь.

Подобное разделение весьма симптоматично. Как правило, орнамент является упорядочиванием тех, или иных представлений, он может подчеркивать форму, может скрывать её. Отстраняясь от формы, он становится самоценным. То есть, представление о предмете и сам предмет утрачивают равенство. Орнамент здесь выступает как метафора виртуального мира, образов, творимых mass media и прочих атрибутов информативного общества, где вместо «яблока» Вам полагается «вкус и аромат яблока».

Ксения Апель